USD 74,8569
EUR 91,1458
7°C

Бессмертный полк. Василий Буцыкин

6 Мая 2020

Наша читательница Лолита Гуторова прислала историю своего прадедушки Василия Семёновича Буцыкина.

«Хочу рассказать вам о своём прадедушке, герое Великой Отечественной войны Василии Семёновиче Буцыкине. Он родился 19 февраля 1919 года в селе Красногвардейском.

Ему было 22 года, когда армия Гитлера напала на Советский Союз. На фронт был призван в 1941 году. Воевал связистом при штабе в 152-м полку. «Если артиллерия — Бог войны, то связь — её нервы», — говорил прадед. Он был одним из представителей этой «нервной системы». Но ведь известно, что целое складывается из отдельных частичек, из которых ковалась общая победа.

Мама помнит рассказы его о войне и вот как это было:

— Только сгрузили пушки с железнодорожных платформ и начали окапываться, даже не успели как следует замаскироваться, над нами повисла «рама» — немецкий самолёт- разведчик. И буквально через несколько минут налетели штурмовики и бомбардировщики. За первой волной — вторая, третья. Нашкодили они нам, несколько пушек вывели из строя. Командир полка подполковник Шматко говорит: «Передай во все батареи, пусть снимаются с места». И указал пункт новой дислокации.

Но это были «цветочки». «Ягодки» пришлось отведать при форсировании Днепра и во время наступления на Киев. Тяжёлая артиллерия за редким случаем от передовой находилась за десять и более километров. Исключением являются связисты: они перед наступлением пехоты находятся в боевых порядках, корректируют огонь пушек.

Из воспоминаний прадеда:

— Перед началом артподготовки я и несколько моих помощников (я был старшим связистом штаба полка) вместе с командиром на надувных лодках ночью переправились через Днепр, заняли места в боевых порядках пехоты. Командир засекал вражеские точки, а мы передавали координаты батареям. Вслед за пехотой переносили наблюдательный пункт. Крайне важно, чтобы наша артиллерия не «накрыла» своих. Труд связиста лёгким не назовёшь. Если у пехотинца оружие и боеприпасы, то у связиста ещё довесок — пара катушек с накатанным на них до двух километров телефонным проводом, — рассказывал прадед.

За одну из таких боевых операций Василий Семёнович получил медаль «За отвагу». И произошло это во время Ясско-Кишинёвской операции, когда «в котле» оказались семнадцать вражеских дивизий. Они естественно не ждали своей печальной участи, по всем направлениям делали попытки прорыва из окружения. Одна из таких групп вышла на моего прадеда, который в то время искал порыв телефонного провода. Не расстрелял солдат, не только уничтожил несколько фашистов, но взял в плен офицера.

Ещё одна боевая медаль за то, что быстро восстановил прерванную связь и вынес из-под вражеского обстрела раненого боевого товарища сибиряка Семёна Тесёмкина.

В отличие от песенного героя, «…Три державы покорил…», у Василия Семёновича их было… четыре: Румыния, Польша, Чехословакия и Германия. Это не считая освобождения от фашистов трёх республик бывшего Советского Союза: Украины, Белоруссии и Молдавии.

Вот только в Берлине побывать не пришлось. Полк тяжёлых 152-мм пушек, в котором служил Василий, не потребовался в уличных боях огромного города. Вместе с товарищем он громил врага, рвавшегося на помощь окружённому столичному гарнизону. За ратный труд прадед был награждён тремя медалями: две «За боевые заслуги» и «За отвагу». А вместе с послевоенными юбилейными, в том числе и орденом Великой Отечественной войны, у него их без малого двадцать. Но, по словам бывшего защитника Отечества, для него самые памятные и дорогие — боевые. Ведь цена им возможная смерть каждую минуту. К счастью судьба пощадила его.

После победы Василий Семёнович ещё два года дослуживал в Западной Украине, принимал участие в ликвидации бендеровских банд на львовщине».