Муниципальный
вестник
Армавира

БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК.АЛЕКСЕЙ ТАРАСЕНКО

9 Мая 2020

Алексей Тимофеевич Тарасенко 

А. Т. Тарасенко родился 12 июня 1907 году. Детство и подростковые годы провёл на х. Барановка (ныне с. Новосельское). По характеру он был спокойным и всегда уверенным в себе человеком. Обычно про таких людей говорят: «Да он и мухи не обидит».

Попал на фронт в зрелом возрасте (в 34 года). Был призван Новокубанским РВК в июне 41-го года. Принял боевое крещение в августе 41-го года. Воевал на Западном, 4-Украинском фронте и 1-Прибалтийском фронте.

За совершенный подвиг мой дед получил медаль «За боевые заслуги».  Выписка из приказа о награждении гласит: «Наградить стрелка стрелковой роты - красноармейца Тарасенко за то, что в боях с немецкими оккупантами находится на фронтах Отечественной войны с августа 1941 года все время на передовой линии фронта, неся честно воинскую службу, образцово сберегает оружие».

Впоследствии в 1944 г. Был переведен в 279-ую стрелковую Лисичанскую краснознаменную дивизию, где дослужился до командира отделения 1003  стрелкового Краснознаменного полка.

В 1944 мой дедушка за доблестную и бдительную службу был награжден орденом «Красной Звезды»  Сохранилась выписка, из наградного листа которую я нашел на сайте «Подвиг народа»: «За время нахождения полка в обороне в районе подступов к местечку Приэкуле Латвийской ССР тов. Тарасенко со своим отделением первый закончил оборудование огневых точек, что служило образцом и примером другим. Отделение за время нахождения в обороне, повседневно совершенствуя свое боевое мастерство, неся бдительную службу на переднем крае, уничтожило 10 немецких солдат и подавило огонь 3 вражеских огневых точек».

При исполнении воинского долга тов. Тарасенко был тяжело ранен. Также он был награжден Орденом Отечественной войны 3 степени, но за какие заслуги – неизвестно (данных в архивах нет).

Воспоминания родных о нем:

После войны родным показалось, что он не поменялся, всё также оставался позитивным и спокойным, но бессонные ночи сопровождали его долгие месяцы после войны. Бывало даже так, что после работы в поле он садился перекурить и застывал. Он смотрел куда-то в пустоту, но на глазах

частенько проступали слезы. О войне не рассказывал, тяжело ему было это делать.