Муниципальный
вестник
Армавира
ВАЛЕРИЙ ГАЦУК: «В ЖИЗНИ ГЕРОЙ ТОТ, КТО ПОМОЖЕТ СТАРУШКЕ ПЕРЕЙТИ ДОРОГУ ИЛИ НАКОРМИТ ГОЛОДНОГО КОТА»

ВАЛЕРИЙ ГАЦУК: «В ЖИЗНИ ГЕРОЙ ТОТ, КТО ПОМОЖЕТ СТАРУШКЕ ПЕРЕЙТИ ДОРОГУ ИЛИ НАКОРМИТ ГОЛОДНОГО КОТА»

ВАЛЕРИЙ ГАЦУК: «В ЖИЗНИ ГЕРОЙ ТОТ, КТО ПОМОЖЕТ СТАРУШКЕ ПЕРЕЙТИ ДОРОГУ ИЛИ НАКОРМИТ ГОЛОДНОГО КОТА»

Паркур — движение, которое приобрело ошеломляющую популярность в прошлом десятилетии. Мода на него сейчас исчезла, а мы задались вопросом – что же стало с теми, кто поддерживал это движение и являлся его активным участником. На эти и другие интересные вопросы нам ответил двадцатишестилетний армавирец Валерий Гацук.


— Как паркур появился в твоей жизни?

— Я не планировал этим заниматься и даже не знал, что это называлось паркуром. Началось всё с того, что, играя с друзьями во дворе в футбол, я в сумерках увидел, как какие-то парни «прыгали» в песок. Все друзья разошлись, а я отправился «прыгать». И самое удивительное, что-то сразу получилось.

В тот период можно было просто выйти на улицу и увидеть, как мальчишки во дворе, вдохновившись трюками самопровозглашённых «профессионалов», пытались повторить хоть малую часть увиденного. Я был одним из таких мальчишек.

— Тебе как-то помогли твои детские занятия спортом?

— Не могу сказать, что с детства занимался каким-то определенным спортом. Как и все мальчишки прыгали с гаражей, пытались выполнять какие-то элементы на турниках... В общем-то, обычное уличное воспитание.

— Паркур – экстремальный и достаточно травмоопасный спорт. Неужели не боишься делать трюки?

— Сейчас уже есть некий страх. Он появился с возрастом. Я бы даже не назвал это страхом, просто осознание того, что это может быть опасно. Но не опаснее спортивной гимнастики. Почему в гимнастику отдают детей в таком раннем возрасте? Потому, что у них нет страха травм. Они просто берут и выполняют трюк.

— С чего начинается трюк?

— Для меня трюк всегда начинается с головы, с обдумывания в самых мельчайших подробностях. Если я могу досконально продумать и выполнить этот трюк в воображении — значит смогу и воплотить. Но это приходит с опытом. Начинающим ребятам, «горячим головам» не советую повторять что-то, не имея должной подготовки или хорошего наставника.

— Например, такого как ты?

— Не могу сказать, что у меня есть ученики. Это слишком громкое слово. Часто бывает, что молодые мальчишки увидев, как я выполняю трюки, подходят и просят показать или научить. Я никогда не отказываю. Сам был таким же. Но и ребята попадаются разные. У кого-то получается быстро, кому-то нужно повторять много раз… Есть и третьи — которым просто не дано. Не могу объяснить, но это как в любом спорте, если есть хорошие задатки — можно их легко развить, если есть просто упорство — можно достичь многого. Но сравниться с тем, у кого есть и задатки, и упорное стремление работать над собой — увы, не выйдет.

— Что даёт тебе этот спорт?

— Кроме уверенности в себе (смеется)? Он дал мне возможность стать участником очень яркого и значимого мероприятия — сочинской Олимпиады. Это, кстати, очень забавная история. Мы с приятелями решили отправится на отбор как акробаты, но за несколько недель до дня икс я сломал ногу. Ну и какой я гимнаст с одной ногой? Но ребята всё же уговорили поехать.

На прослушивание приехало очень много людей, и я уже хотел просто уйти, ведь выполнить что-то, что привлечет внимание жюри, на одной ноге было безумно. Но когда я услышал свою фамилию, то не задумываясь выполнил несколько трюков, переместив вес тела на здоровую ногу. Каково было моё удивление, когда я узнал, что меня выбрали. Меня, с еще не сросшимся переломом, показавшего не сказать, что самое лучшее на что способен…

— Какие эмоции оставила после себя Олимпиада?

— По большей части позитивные. Это, действительно, было масштабно. Сотни, даже тысячи людей приложили огромное количество усилий к тому, чтобы она состоялась. Очень приятно было получать сообщения от знакомых, типа, «Мы тебя видели по телевизору» или «Выступление на Паралимпиаде было очень классным». Это непередаваемые ощущения: чувство гордости за свою страну, ощущение патриотизма и эйфория от всего происходящего.

— А что было после Олимпиады?

— Была студенческая жизнь и, конечно, работа. Она не связана со спортом, но это и не было приоритетом. Для меня спорт — больше стиль жизни, он интересен мне, но я не живу в вечной гонке за результатом или в строгих рамках, как бодибилдеры, к примеру. Я тренируюсь тогда, когда чувствую, что мой организм в этом нуждается.

— «13 район», «Ямакаси» и другие фильмы Люка Бессона в своё время вдохновили многих, ты ведь тоже пробовал снимать свои трюки на видео?

— Был период, когда я активно вел свою страницу в инстаграме, снимал небольшие ролики. Потом меня пригласили снятся в рекламе известного бренда мужской одежды. Было круто, и мне понравился готовый ролик. Правда, вышел он больше рекламой Валерия Гацука, чем мужской одежды (смеется). Сейчас мне некогда заниматься социальными сетями, да и запал пропал.

— Как ты думаешь, почему паркур вышел из моды?

— Наверное, у молодежи сейчас другие увлечения и жаль, что они все меньше связаны со спортом. Плюс отсутствие специализированных площадок для паркура. Да, в городе много площадок для воркаута, но для паркура они не подходят.

Кстати, воркаут можно назвать фундаментом для паркурщика, он дает общую физическую подготовку, но не ловкость и скорость.

— Что ты можешь посоветовать ребятам, которые все-таки хотели бы заняться паркуром?

— Все хотят быть похожими на супергероев из фильмов Marvel или DC. Это очень похвальное стремление. Но в жизни герой тот, кто поможет старушке перейти дорогу или накормит голодного кота. Чтобы быть героем не обязательно быть паркурщиком или иметь суперспособности. Порой достаточно просто быть Человеком.

Автор:  СВЕТЛАНА ЛУКОШКИНА